2020-07-20T01:41:18+03:00

«В нашем случае до счастья далеко»: Что стало с беженками из Луганска, которые год выживали в подмосковном лесу

Их палатку, собак и все накопления сожгли мигранты
Поделиться:
Комментарии: comments186
Режиссер-сценарист из Луганска Диола приехала в Москву несколько лет назад в надежде на новую жизньРежиссер-сценарист из Луганска Диола приехала в Москву несколько лет назад в надежде на новую жизньФото: Личный архив
Изменить размер текста:

В начале лета корреспонденты «Комсомолки» рассказали удивительную и жуткую историю: учитель литературы Наталья и ее дочь-режиссер Диола год прожили в лесной чаще в Одинцовском районе. Домом стала палатка с рынка, а частью семьи стали пять собак и кот. Дауншифтинг был вынужденным: в Москву женщины приехали из Луганска. Построить жизнь не вышло, документы на работу истекли, а продлить их беженки побоялись. Думали, депортируют. После мытарств по подмосковным дачам за 5000 рублей в месяц, семья решила, что так больше нельзя.

Решили накопить 50 000 рублей на билеты в ЛНР и съем жилья на первое время. Квартиру семейства там разрушила война. Хотели управиться за три месяца, но не успели. Работала только дочка Диола — перебивалась случайными заработками. Заветную сумму накопили через год, но началась самоизоляция и сообщение между Москвой и Луганском встало.

В одну из майских ночей в лесной дом ворвались трое неизвестных, которые говорили с восточным акцентом. Они швырнули коктейль Молотова в палатку. Огонь уничтожил все накопления, заживо сгорели две собаки. Беженкам помогли читатели «КП». Рассказываем, что стало с семьей.

Так выглядело лесное убежище Фото: Андрей АБРАМОВ

Так выглядело лесное убежищеФото: Андрей АБРАМОВ

«ДАЙТЕ ЗАРАБОТАТЬ НА ВАС»

Временный приют семье дала наша читательница Надежда Ивановна. У нее сад в Орехово-Зуево, где и поселились Диола с мамой. Раньше пойти куда-то в приют они не могли — не хотели бросать четвероногих на произвол судьбы. Добрая женщина пустила всех.

— Только кот Апельсин, который в лесу прожил с нами год, не хочет уезжать оттуда! Не дает поймать себя. Мы ездим и оставляем ему корм. Там все равно ветклиника, куда мы собачек на прививки возим. Делаем им ветеринарные паспорта, чтобы можно было пересечь границу, — рассказывает Диола.

А это дом, в котором Диола с мамой Натальей Алексеевной и собачками нашли временный приют Фото: Личный архив

А это дом, в котором Диола с мамой Натальей Алексеевной и собачками нашли временный приютФото: Личный архив

Читатели «КП» собрали беженкам деньги на билеты, передали одежду, телефон. Но после громкого материала были и те, кто хотел пропиариться на чужом горе.

— С нами связался человек: хотел помочь продуктами. Встретились с ним на станции МЦД. Оказалось, что он хотел сделать с нами ролик на телефон, чтобы мы показали ему, где жили. Представился журналистом, сказал, что выложит ролик в соцсетях. Говорил, что у него нет денег, но он снимет видео и заработает, а потом с нами поделится. Мы с мамой категорически отказались.

Кот Апельсин прибился к семье, когда они жили в лесу и до сих пор не хочет оттуда уходить Фото: Андрей АБРАМОВ

Кот Апельсин прибился к семье, когда они жили в лесу и до сих пор не хочет оттуда уходитьФото: Андрей АБРАМОВ

СНИТСЯ ТОЛЬКО БОЛЬ

От идеи вернуться в ЛНР семья не отказалась. Там они хотят получить российский паспорт и вновь приехать в Москву, чтобы уже трудоустроиться без проблем.

— Мы не чувствуем себя счастливыми. В нашем случае до счастья далеко, но мы и не несчастные теперь люди. Много неопределенности и проблем — документы, жилье, работа. Я немного окрепла после случившейся трагедии и готова решать вопросы.

Особенно остро женщины переживают поджог. Полиции не удалось найти пироманов.

— Не дает покоя гибель моих собачек. Все время вижу пепел рукописей, мне снятся только боль и пережитые потери. Но я благодарна Богу, что мама жива и собачки не все потеряны. Очень сильно люблю всю нашу маленькую семью, — говорит девушка.

Читатели «КП» помогли женщинами деньгами, вещами и вернули веру в людей Фото: Личный архив

Читатели «КП» помогли женщинами деньгами, вещами и вернули веру в людейФото: Личный архив

Еще в Луганске Диола училась на режиссера-сценариста. В Москву она привезла несколько своих работ, но неизвестного автора студии рассматривать не захотели. Девушка не сдалась и продолжила писать. Но в огне сгорели несколько завершенных романов и сценариев.

— После этого был ступор, пустота. Я не слышала и не чувствовала героев. Сейчас немного легче стало на душе, наконец смогла писать, восстанавливаю книгу по памяти.

P.S. Диола и Наталья Алексеевна просили поблагодарить всех, кто отозвался на их беду. «Мы признательны, пусть Бог бережет их и их семьи. Если кому-то плохо, то пусть знают, что не одни они в этом мире, верят, что все будет хорошо».

Выбрались из леса.Благодаря читателям «Комсомолки» беженкам из Луганска больше не придется жить в лесу, на пепелище… Эта история доказывает, что в мире ещё остались добрые и неравнодушные люди.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как двум беженкам из Луганска год удается выживать в подмосковном лесу

Корреспондент «КП» не поверил в историю женщин, которые зимовали в палатке, и отправился к «отшельницам» (подробности)

Читатели «КП» собрали деньги и нашли дом для беженок из Луганска, которые год жили в лесу

Две женщины провели в палатке зиму и едва не погибли при нападении мигрантов (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также